Народный архив Черниговской губернии. Зона свободная от нацистов.

Филиал народного архива Российской Империи. Обмен генеалогической информацией, взаимопомощь и взаимовыручка тех, кто ищет. Мы ненавидим тех, кто готов стрелять в свой народ. НЕ ЗАБУДЕМ НЕ ПРОСТИМ! Фашистские прихвостни бойтесь!

Последние темы
» Информация о: станц. Бахмач (им.)
Сб Ноя 03, 2018 2:57 pm автор Vera_G

» Информация о: им. "Сергеевка"
Сб Ноя 03, 2018 2:55 pm автор Vera_G

» 2. Различные выписки, содержащие информацию об уроженцах и жителях Глуховского уезда
Сб Ноя 03, 2018 2:52 pm автор Vera_G

» Информация о: "Новый Быхов"
Сб Ноя 03, 2018 2:49 pm автор Vera_G

» Информация о: . Мокошино
Вс Окт 21, 2018 2:21 pm автор Vera_G

» Информация о м. Стальное
Вс Окт 21, 2018 2:16 pm автор Vera_G

» Информация о с. Гурковка
Вс Окт 21, 2018 2:14 pm автор Vera_G

» Информация о д. Турец
Вс Окт 21, 2018 2:12 pm автор Vera_G

» Информация о с. Ольшаны
Вс Окт 21, 2018 2:09 pm автор Vera_G

Поиск по галерее сайтов НАРОДНОГО АРХИВА
Сообщите о нас пожалуйста
Партнеры
Создать форум

Реклама
Все флаги в гости к нам
Счетчик

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Информация о местечке Бровары

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

http://forum.vgd.ru/post/21/3379/p725619.htm#pp725619

В Броварах было 2 Православные церкви: Петропавловская церковь и Троицкая церковь, еще была молитвенная еврейская школа.
Судя по карте, неподалеку располагался город Киев в котором были католические костелы, может быть они туда ездили регистрировать браки и рождение детей? На территории Остерского уезда, по данным СНП, католических храмов не нашла, поэтому предположила, что могли ездить в соседний Киев.

Вот выписки из книги "Пути, примыкающие к Киеву, и линии северной части области"
В. В. Морачевского, Б. Г, Карпова и И. М. Малышевой (ГЛАВА IX):

Следующая и предпоследняя станция Киево-Воронежского железного пути Бровары расположена в 20 верстах за ст. Бобриком. Станция главным образом занята получением грузов, которых сюда прибывает в течение года свыше 2,7 м. пудов; отправляет же товара станция менее 0,5 м. п.
В 8 верстах от станции к юго-западу находится волостное местечко Бровары, передавшее свое имя и станции. До 1782 года местечко состояло за Киево-Печерским монастырем, а с 1782 г. оно поступило в экономическое ведомство. Здесь около 2 тыс. жителей, две православных церкви, еврейский молитв. дом, базар и 3 ярмарки. При Броварах существуют две канатных фабрики Сумарокова (с 1879 г.) и Шилина (с 1884 г.), изготовляющие вместе канатов и веревок на 12 слишком тыс. рублей. Вблизи местечка было вырыто три серебряных из толстой проволоки серьги, каждая с тремя подвесками из проволоки, на которой нанизаны бусы стеклянные, гранитные, перламутровые и пр.
В 14 верстах к востоку от станции лежит другое волостное торговое местечко Гоголев, при речке того же имени, упоминающееся, как местечко, в 1764 году. В местечке насчитывается около 6 тыс. жителей; здесь две правосл. церкви, еврейский молитв. дом, много лавок, базар два раза в неделю и 5 ярмарок. Верстах в 6 к юго-востоку от станции, при речке Рудке расположено еще людное село Требухов с населением около 3,5 тысяч душ.
Наконец в 24 верстах за ст. Броварами описываемый железный путь достигает конечной своей станции Киева.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
Бровары— местечко Черниговской губ., Остерского у., при озере Сведловщине, в 54 в. от г. Остера; широта 50°30′; долгота 0°30. Высота места 453 ф. (65 с.), станция Курско-Киевской ж. д., в 27 в. от Киева. Две православные церкви, еврейский молитвенный дом, школа, почтовая станция, две ярмарки, базары; число жителей 1900 челов.
Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона


Бровары, город (до 1956 посёлок), центр Броварского района Киевской области УССР, на шоссе Киев — Ленинград, в 20 км к С.-В. от Киева. Ж.-д. станция на линии Киев — Москва. 33 тыс. жителей (1969). Имеются заводы: холодильников, нестандартного коммунального оборудования, торгового машиностроения, порошковой металлургии, пластмасс и др. Строится комбинат, предприятия пищевой промышленности (молочный завод и др.).
Большая Советская Энциклопедия


Бровары (укр. Бровари)— город областного подчинения Киевской области. В ХІХ столетии местечко Остерского уезда Черниговской губернии.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://forum.vgd.ru/post/21/51523/p1453566.htm#pp1453566

Численность населения г. Бровары




Здесь же подробная история города (на укр.) http://uk.wikipedia.org/wiki/Історія_Броварів

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://forum.vgd.ru/post/21/51523/p1454169.htm#pp1454169

Про Бровары, кроме прочего, вспоминается классик:

Одного літнього гарячого дня, в місяці липці 183... року, з города Тули вийшла купка хлопців, убраних по-дорожньому. На молодих паничах були сіртуки з темної парусини з чорними роговими ґудзиками, суконні широкі й круглі картузи. Кожний мав за плечима торбу з одежею, книжками й харчами; кожний держав у руці палицю. Паничі були високі на зріст, кремезні, широкоплечі й русяві, їх рум'яні, повні щоки були здорові якось по-сільській; жилавими руками, кремезними плечима й шиями вони скидались на великоруських робітників або крамарів-коробейників. Між ними один був вищий од усіх цілою головою: то був їх поводатар, Степан Воздвиженський. Це були тульські семінаристи. Вони йшли до Києва. Деякі були послані на скарбові гроші в Київську духовну академію, деякі були прості семінаристи, що, скінчивши курс, йшли до Києва на прощу.
Широкий і вольний був їм шлях на Україну. Літня спека застелила його на долоню курявою. Сонце пекло з гарячого неба. Курява посіла на семінаристів, обліпила їм лиця так, що вони не впізнавали один одного. Піт котився з їх потьоками і, помочивши чорну куряву, пописав їх лиця довгими смужками.
Кандидатам до академії були видані скарбові гроші на поштові коні до самого Києва. Одначе вони не поїхали за ті гроші, а пішли пішки і гроші постановили пропити дорогою, ще й товаришів-богомольців напоїти. Стаючи коло корчом на спочинок, вони гуляли й пили й товаришів поїли. Останні поштові гроші вони пропили в Броварах, недалечке од Києва, хрестячись і молячись до синіх святих київських гір, на котрих біліли церкви й дзвіниці, блищали проти сонця золоті хрести й бані церков. Хоч далека, зате ж весела була їм дорога до Києва! Забачивши святий Київ, вони зареклися більше пити, щоб вступити по-християнській до святого міста.

(І.Нечуй-Левицький "Хмари")

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://forum.vgd.ru/post/21/51523/p1460351.htm#pp1460351

Пам’ять про невідомих предків
Володимир Мельник
П'ятниця, 04 травня 2012

«Українське село вигадливе на прізвиська. Причепить кличку – й носи на здоров’я усе життя»
Василь Минко


Перед нами – виписки з метричних книг, які велися у ХІХ столітті при гоголівській церкві Святої Богородиці та Петропавлівській церкві в Броварах. У них – прізвища наших далеких предків, дідів і прадідів...

Що ж означали їхні імена та яке їхнє походження?
У книзі з гоголівської церкви згадується понад 130 козацьких прізвищ, частина з яких, очевидно, виникла ще у 17-му сторіччі.
Деякі з них вказують на місцевість, звідки прибули в Гоголів переселенці – Кагарлик (існувала й похідна форма Кагарличенко), Пінчук (з Пінська у Білорусії), Борисполець, Чернявський, Немеровець, Синявський, Чорноостровець (із Черняви, Немерівки, Синяви, Чорного Острова – всі з Хмельниччини).
Безсумнівно, мають білоруське коріння прізвища Малєжик (від білоруського слова «малєж» - ластовиння на обличчі), Стасько (син Стася), Литвин (так в Україні називали білорусів) та похідні від них Стасюк і Литвиненко.
Ряд прізвищ-прізвиськ вказують на тюркське походження їхніх носіїв, або ж на те, що ті довгий час перебували в Туреччині чи Криму: Салтан, Хан, Конах (можливо, від тюркського слова «друг»), Басаман, Болобан (татарською мовою – «сокіл»).
Гоголів – містечко на річці Гоголєвій. Дворів - 942, жителів - 5301, дві церкви, єврейський молитовний будинок, земська школа, базари, канатна фабрика, три ярмарки. (Енциклопедичний словник Брокгауза і Єфрона, 1890 рік).
Прибулих із інших країв називали просто: Прибитько, Приходько, можливо й Примак та Дикун (з Дикого Поля – місцевості, яка у 16-17 століттях знаходилася на схід і південь від Білої Церкви).
Гострі на язик козаки давали своїм односельцям і прізвиська, що вказували на особисті якості людини: Дерев’янка (мабуть, незворушний, позбавлений емоцій), Бреус (давнє українське слово, яке означало неповоротку людину), Кремець (мав твердий характер), Бутко (від «бут» - дебелий), Костяний (дуже худий), Дзюбенко («дзюба» - рябий від віспи), Талаш (литовською мовою означає «говірка людина»), Короткий (малий на зріст), Шкіль («шкіляти» - шкірити зуби; в’їдливий чоловік), Луста («лустати» - лузати горіхи чи насіння). Прізвища Крикун і Черевко говорять самі за себе.
Похідними від професії чи заняття є прізвища Котляр і Колесник (виготовляли чи продавали казани-котли й колеса) та Хмизник (торгував хмизом). Войтенко був нащадком войта – керівника місцевого самоуправління, яке грунтувалося на Магдебурзькому праві (Гоголів мав Магдебургію з 1625 року; у 1666 році, наприклад, документи згадують гоголівського війта Романа Васильєва).
У Ткалича, Фесенка й Кикті в роду була вдова, бо ж перший – «син ткалі», другий – «син Хвеськи», а слово «киктя» й означає вдову (в Україні материне ім’я переходило на нащадків лише тоді, коли батько, наприклад, загинув на війні й молода мати ставала, по суті, главою сім’ї).
До шляхетських відносяться прізвища Іваницький, Ржанівський, Соболівський, що з’явилися приблизно у 2-й половині 18 століття.
«Дейнека» - «козак, озброєний києм». Імовірно, вихідець із Полтавщини, де у 1657-1658 роках відбулося селянське повстання дейнеків, спрямоване проти наростання соціального гніту в Лівобережній Україні.
Невідомо, чому людину назвали Осьмачкою чи Шостачкою (осьмак і шостак – польські срібні монети 17 ст.), або Проскуркою (похідне прізвище Проскуренко). Проскурка – білий хліб особливої форми, який використовують у богослужінні.
Прізвиськами були спочатку прізвища Лебідь, Лось, Соболь, Комар, Рак, Середа (пізніше – Середенко), Жмінька, Ковбаска, Корж, Пиндюр та інші.
Від особистих імен утворилися прізвища Філенко, Харченко, Тимко, Хавро, Оліференко, Дорошенко, Іллєнко (від Філ, Харко, Тимофій, Хаврон, Оліфер, Дорош, Ілля). Окремо стоїть у цьому ряду прізвище Ярко, яке, можливо, походить від давньоруського імені, що означало «людину з рудим волоссям». Неможливо пояснити такі прізвища як Коліушко, Тоткаль та інші.
Бровари – містечко біля озера Свідловщина, станція Курсько-Київської залізниці. Дві православні церкви, єврейський молитовний будинок, школа, поштова станція, дві ярмарки, базари, кількість жителів 1900 чол. (Енциклопедичний словник Брокгауза і Єфрона, 1890 рік).
Деякі гоголівські козацькі прізвища зустрічаються у метричних книгах Петропавлівської церкви Броварів (Болобан, Дейнека, Дзюба, Костяний, Талаш та інші), що свідчить про міграції частини населення Гоголева до сусідніх населених пунктів.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://zyzlikov.forum2x2.ru/t291-topic#2303

А. Бульвінський. «Хроніка письмових згадок про містечко Бровари XVII .»/ «Нове життя». – Бровари, 2001, с. 2-3 (подаётся в переводе)

В минувшем году город отметил 370 лет со дня своего рождения. Так ли это? По мнению коренного броварчанина, ныне покойного краеведа Дмитрия Михайловича Гамалея, Броварам по меньшей мере 400 лет.
Молодой историк, кандидат исторических наук Андрей Бульвинский, который родился в Броварах, тоже старается исследовать историю своего города. В своей работе автор использует как исследование Дмитрия Гамалея, так и несколько десятков исторических источников XVІІ столетия, и в первую очередь - "Архив Юго-Западной России", "Ведомости о населении Остерщини", "Универсалы Богдана Хмельницкого", "Переписные книги 1666 г.", "Описание Украины..." Гийома Левассера де Боплана, "Историю городов и сел УССР, Киевская область", "Борьбу казаков Киевской сотни с киевскими монастырями и магистратом в ХУІІ-ХУІІІ ст." и прочие.
Все, кто интересуется историей, и в частности историей своего города, интересно будет прочитать короткую хронику письменных упоминаний о городке Бровары в XVІІ столетии.
По некоторым данным, Бровары были основаны в конце XVІ ст. князем Еремой Вишневецким. Первое письменное упоминание в документальных источниках относится к 1628 г., когда большая часть Остерского уезда, куда входили и Бровары, принадлежала Вишневецкому. Когда Бровары перешли в собственность Киево-Печерской Лавры, точно установить не удалось.
По другим данным, Бровары были основаны в 1593 г. Троицким Больничным монастырем Киево-Печерской Лавры.
В грамоте архимандрита Киево-Печерской Лавры Петра Могилы от 7 января 1629 г. есть упоминание о Броварах.
12 июля 1630 г. киевский архимандрит Петр Могила, вооружив "из разных сел к монастырю Печерскому Киевскому принадлежащих, а именно: с двух сел Пуховки, из Пуховой Слободки, с Новоселок, из Броваров, с Дубеченок двух, с Сваромля, с Тарасович, из Вишняков, Гнидына, Осокорков, с Троещины и других разных сел подданных и бояр, которых было под тысячу" и пригласив для руководства ними около 150 запорожских козаков,отправил их во владения униатского митрополита Иосифа Вельямина Рутского - Зазимье. Они продержали село в осаде на протяжении недели, а сами частично собрали, а частично уничтожили весь хлеб на полях зазимских, вырубили бортные деревья и нанесли прочий вред зазимцам.
В 1633 г. собственники Борисполя Даниловичи основали "между Броварами и Борисполем" Требуховку и Дударив. В том же году броварской Троицкой церкви была подарена цветная триодь с надписью "офировал - христолюбивый господин Иоанн Предриширский к церкви пресв. Троицы в Киевопечерскому монастирю на вратах, - оферована в год 1633".
На карте Украины французского военного инженера Гийома Левассера де Боплана (находился в Украине и Польше по приглашению польского правительства в 1630 - 1647 гг.) изображены также и Бровары, - это свидетельствует о том, что к тому времени Бровары были уже достаточно известным населенным пунктом, поскольку в другом случае они не попали бы на карту француза.
В июле 1648 г. казацкий разведчик Ерема Концевич на допросе в Галиче рассказал в частности о том, что киевский каштелян, сенатор Адам Григорьевич Кисель дал 50 гаковниц, 2 пушки и достаточно пороха Броварам - городу князя Еремы Вишневецького.
В октябре 1648 г. броварской козацкой церкви Святых Петра и Павла был подарен колокол с надписью: "Года 1648 месяца октября этот колокол к церкви святого Петра и Павла представленный от казаков Броварских Кирилла Онисковича",
Возвращаясь от гетмана Богдана Хмельницкого, русский посол Григорий Унковский 1 мая 1649 г. приехал в Бровары из Киева. Переночевав, он 2 мая отправился на Светильное.
В Реестре Войска Запорожского, составленном зимой 1649 г., в Броварской сотне Киевского полка значится 52 козака во главе с сотником Федором Медвином.
В 1650 г. в Броварах, кроме собственно Броварской сотни, из переселенцев с Правобережья начинает формироваться еще одна сотня Киевского полка, против чего выступили монахи Киево-Печерской лавры и Мыкильского монастыря, поскольку их земли отошли под местоположение сотни.
Хмельницкий, которому требовалась поддержка православной церкви, идет навстречу жалобам влиятельных киевских монахов. Он приказывает старшине Переяславского полка следить, чтобы крестьяне монастырские не "покозачились", и даже карать за ослушание, а сотню, как административную единицу, ликвидировать.
Русский разведчик Лукьян Климовский, посланный из Москвы в Украину разведывать обстановку, докладывал в сентябре 1651 г., что, прибыв в городок Гоголев, он "для достоверных вестей" 13 августа ходил в Киев пешком и, не дойдя до Киева 10-верст, был в городке Бровары. "А в том городке в Броварах стоят черкасы, а другие приходят в тот городок из обоза от Хмельницкого из-за Днепра для припасов". Черкасы рассказали Климовскому, что сейчас в Киеве стоит гетман Большого княжества Литовского Януш Радзивил с 15 -тыс. человек, а коронный гетман Николай Потоцкий, польный гетман Мартын Калиновский и господин Тишкевич с 40 тыс. человек стоят в Котельне, Ружине, Паволочи, Романовке и Фастове. А на броварской стороне Днепра, напротив Киева на перевозе стоят черкаские полковники Лебеда и Булавка, а с ними 4 тыс. черкас, а стоят для того, чтобы не пустить ляхов на левый берег.
Среди старинных вещей, которые принадлежали казацкой церкви Святых Петра и Павла, известны серебряный крест с надписью "сей крест падал Иван Игнатенко - к храму ап. Петра и Павла года 1653" и на серебряной гробнице слова: "я раб Б. Прокоп Шулженко - с женой подали киот в храм ап. Петра и Павла - года 1655".
В январе 1654 г. в 22 городка Киевского полка, в частности и в Бровары, был послан "приводить к вере всяких чинов людей" стольник Василий Петрович Кикин.
С 20 на 21 января 1654 г. в городке Бровары по дороге из Киева на Нежин ночевал боярин Василий Васильевич Бутурлин, который после приведения к присяге Войска Запорожского возвращался в Москву.
Броварская сотня в те времена была значительной воинской единицей. Так, например, польский ротмистр Павша в письме к Радзивилу от 24 января 1654 г. называет Броварскую заднепрянскую сотню очень хорошей, что в его устах было незаурядной похвалой.
23 февраля 1654 г. посланные в Киев воеводами боярин князь Федор Семенович Куракин, боярин князь Федор Федорович Волконский и дьяк Андрей Немиров, прибыв в "село" Бровары, послали к киевскому митрополиту "сведение", что они сегодня будут в Киеве, и чтобы митрополит со всем освященным собором был в их приезд в соборной церкви, а также полковники, бурмистры и всякие служилые и жилецкие люди были бы в церкви, поскольку им нужно сказать царское милостивое слово. В тот же день воеводы поехали в Киев.
С 4 на 5 марта 1654 г. в "селе" Бровары ночевал царский посол стольник Федор Алексеевич Полтев, который ездил к гетману Богдана Хмельницкого в Чигирин и к киевскому митрополиту Сильвестру Косову.
10 июля 1654 г. через Бровары в Москву проезжал антиохийский патриарх Макарий в сопровождении сына архидьякона Павла Алеппского. Последний оставил следующее сообщение о городке: переправившись через Днепр, "мы проехали две большие мили по узким дорогам, богатым водой и песками, и по огромному лесу, который весь состоит из сосен, подобных кипарису, которые поражают ум изумлением. Вечером мы прибыли на небольшой базар, который носил название Бровары. В нем хорошенькая церковь у имени Петра и Павла и есть двор, на котором живут монахи, и которое принадлежит Киево-Печерскому монастырю, как его собственность".
22 января 1656 г. гетман Богдан Хмельницкий выдает универсал киевскому полковнику Павлу Яненку-Хмельницкому про возвращение Броваров Киевскому Троицкому Больничному монастырю.
Во время украинско-русской войны 1658 - 1659 гг. окраины Киева неоднократно становились ареной боев. Крюк, в конце августа 1658 p., киевский воевода боярин кн. Василий Борисович Шереметев послал за Днепр войско во главе с полковником Рафаилом Корсаком "и полковник Корсак за Днепром воюет и православных христиан мордует, Бровары и Гоголев и Свитыльное и другие городки, и самых многих добрых людей половил и мордовал и разной пыткой мучил".
6 января 1659 г. под Киев приходили посланные Яном Казимиром на помощь гетману Ивану Выговскому польские полковники Якуб Потоцкий и Шанберк с поляками, волохами и сербами. Киевский воевода боярин кн. Василий Борисович Шереметьев отправил против них стольников кн. Юрия Никитовича Борятинского и Ивана Ивановича Чаадаева с ратными людьми.
В июле 1659 г., как докладывал коронный обозный Андрей Потоцкий королю, "московское войско, выступив из Киева, перешло было Днепр, желая завладеть Борисполем". Немедленно переправившись через Днепр, А. Потоцкий помешал этим планам кн. В.Б. Шереметева.
В переписных книгах 1666 г. упоминается: "Печерского Троицкого Больничного монастыря городок Бровары, а в нем крестьянских сорок шесть дворов".
В 1667 г., после Андрусеевского перемирия между Москвой и Речью Посполитой, в результате которого Украина оказывается расчлененной пополам по Днепру, а Киевская сотня теряет большинство своих земель на Правобережье, Броварская сотня, для расширения границ Киевской сотни, вливается к ее состав.
Выступив против расчленения Украины между Московским и Польским государствами, гетман Иван Брюховецкий в письме-обращении в г. Колонтаев от 11 февраля 1668 г. отмечает, что Москва, поклявшись с поляками вечным покоем, обманула христиан и намеревается непокорных "огнем выжечь и в ничто превратить, так, чтобы на тех украинских поселенных местах дикие поля были; в уже известные городки: Бровары, Гоголев и Воронково, от киевских москалей в разорение приведенные с убытками и кровопролитием невиновных людей, к основе без всякой вины нашей разоренные".
В своем воззвании к донским козакам от 26 апреля 1668 г., гетман Иван Брюховецкий, сообщая о московских намерениях относительно Украины, пишет, что, отдав ляхам города, отвоеванные казаками своей кровью, Москва, укротив Украину, стремится искоренить Дон и Запорожье.
В середине XVІІІ ст. в споре с Больничным Троицким монастырем, которому принадлежали Бровары, броварские козаки, доказывая давность своего проживания в Броварах, приводили два писаных документа: один времен полковничества Константина Солонины (1669 - 1673), в котором упоминаются броварские козаки со своим атаманом, второй - с Бориспольского сотенного правления от 1678г., в котором также упоминаются козаки броварские.
Между 8 и 12 октября 1677 г. через Бровары из Батурина на Киев от гетмана Ивана Самойловича проехал царский посланец стольник полковник Василий Михайлович Тяпкин.
3 мая 1680 г. Киевскому Троицкому Больничному монастырю Киево-Печерской лавры Федором Михайловичем была данная царская жалованная грамота, которой подтверждались права монастыря на владение "городком Бровары с всеми угодьями и с доходами да селом Требуховым, да селом Дударкою, да деревнею Красиловкою".
Тогда же, в 1680 г. гетман Иван Самойлович также официально подтвердил, что Бровары сявляются собственностью Киево-Печерской лавры.
16 июня 1683 г. подольский чашник Самуил Шумлянский, собрав дворян и слуг и наняв отряд козаков из-за Днепра "из Чигирина, с Броваров, из-под Остра, с Лисков, с Воробьев и из других городов заднепровских до полторы тысячи", напал на село Чоповичи, дворян Чоповских, которых из села выгнал, трех покалечив и пограбив их дворы.
В 1689 г. церкви Святых Петра и Павла было подарено евангелие с надписью "года Божьего 1689 Никифор Макаревич и с маткой Екатериною - отменили к храму св. ап. Петра и Павла, церкви базарной, соборной, местечка Броваров, собственности монастыря св. Троицы печерских врат больничных за отца городничего Зиновия иеродиакона, Василия атамана".
Согласно переписным книгам Киевского полка 1729 г., принадлежащим Троицкому Больничному Печерскому монастырю г. Бровары начисляло 55 дворов.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://zyzlikov.forum2x2.ru/t291-topic#2304

В. Мельник. «Євреї на Броварщині»/ «Нове життя». – Бровари, 1999, №21(9017), с. 3 (подаётся в переводе)

Евреи издавна составляли в Броварах значительное количество населения. Состоянием на 1897 г. из 3817 жителей городка 888 были евреями (это 26% от общего количества броварчан). Они имели в Броварах свой молитвенный дом и кладбище. Еврейские молитвенные дома были также в селах Заворычи и Семиполки.
Надо сказать, что основная масса еврейского населения Украины проживала в то время в неболь-ших городках наподобие Броваров (34% от общего количества украинских евреев), а также в больших городах. Так, на конец ХІХ столетия евреи составляли 44% киевского купечества, их предприятия выпускали 25% промышленной продукции Киева.
Еврейское население в Броварах занималось преимущественно торговлей, предпринимательством и врачебным делом и внесло значительный вклад в развитие городка. Так, в 1898 году мещанин Шперлинг открыл в Броварах учреждение по производству прохладительных напитков, в 1907-1908 гг. аналогичное учреждение открыл мещанин Ейстрах. В 1904 году А.В.Янискор выстроил в Броварах два завода -мыловаренный и кожаный, а в 1907 г. мещанин И.М.Иерусалимский на арендованной земле построил чугунолитейный завод. Ему же принадлежала паровая мельница. Несколько раньше, в 1901-1902 p.p. мещанин Фейгин построил в городке маслобойню, а мещанин Давыд Вольфович Брикер - предприятие из производства колесной мази. Страховое общество "Россия" в Броварах возглавлял Абрам Менделевич Гальперин. Лесопильным заводом владел Клигерман, собственниками других полукустарных предприятий были Сандал и Феретер.
В 1901 г. Яков Моисеевич Беркович возбуждал ходатайство перед властями об открытии в Броварах аптеки. С 1904 по 1942 г. в городке жил и работал врач Исаак Лазаревич Фельдман (погиб он от рук фашистов во время оккупации Броваров), а в 1913 г. открыла свой зуболечебный кабинет выпускница медицинского факультета университета Св. Владимира Зельда Менделевна Рубинштейн.
Несколько слов относительно торговли. Фактически монополией евреев в Черниговской губернии, к которой належали и Бровары в XІ- начало XX столетие, была продажа водки в "питейных" учреждениях. В 1882 г. евреи держали в губернии 1144 кабака, кроме того, было немало незапатентованных кабаков, которые числились вне контроля полиции и акцизного надзора. К тому времени в Броварах кабак належал Ицхаку Палию, который удерживал также и сельскую почту. На страницах газеты "Киевлянин" находим полное сарказма сообщения о том, что в кабака господина Ицхака часто собирались за рюмкой представители местной власти, в частности уездный старшина и уездный писарь. Губернская власть в эти и позднее времена старалась ограничить права евреев на торговлю водкой. Однако, несмотря на более или менее приличные условия жизни, много евреев выезжало за границу в поисках счастья. К сожалению, не любому везло на новом месте. Так, "некий хозяин ( из евреев - В.М.), владелец одного из лучших договори на базаре в Броварах", собрав несколько сотен рублей, поехал в Америку. Однако судьба не улыбнулась ему и в июле 1887 года он возвратился в городок, правда уже без денег, которые израсходовало по дороге.
Собственником конно-почтовой станции в Броварах был купец 2-ой гильдии, потомственный почетный гражданин Броваров Абрам Лейбович Ашкенази (1846-1919), который погиб во время общественной войны от рук деникивцев.
Во все времена во время войн и социальных конфликтов еврейское население в первую очередь испытывало гонения и преследований. В года революции и гражданской войны на Украине большое количество мелких торговцев и ремесленников-евреев разорялась в результате реквизиций их имущества, погромов и грабежей, которые совершалось воюющими сторонами. Но самое ужасное то, что еврейское население оказалось перед угрозой физического уничтожения. Погромы происходили и в Броварах и в Гоголеве. Так, 23 марта 1918 года в Гоголев вошел отряд гайдамаков (имеются в виду гайдамака гетмана П.Скоропадского), которые стали нападать на еврейские дома и застрелили двух мужчин. Один из убитых - представитель местной еврейской общины Б.Каганов был застрелен на глазах своей матери, жены, 6-х детей. Гайдамаки и ночью продолжали ходить по домам евреев и требовали денег и водки.
Зимой 1919 г. броварские евреи испытали новые погромы, о чем вспоминала в 1922 году газета "Еврейская трибуна", которая выходила в Париже. Тогда ограбленные евреи "из близлежащих город-ков (в частности Броваров - В.М.) спасались бегством в Киев...". Организовывал еврейские погромы и известный повстанческий атаман Демид Ромашка, который с своим шалашом действовал в нескольких уездах Черниговщины.
Начало войны 1941 г. означал для еврейского населения новые жертвы. Значительное количество броварчан-евреев погибло на фронтах - Григорий Гельбштейн, Борис Лемберский, Давыд Рабинович, Абрам Форикант, Зелик Цимерман, Идель и Ели-Исер Шрайбштейны, Зельман Шустарович и много других. Не в лучшем состоянии оказалось в оккупации и мирное население. Но этот уже отдельный рассказ.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://zyzlikov.forum2x2.ru/t291-topic#2348

Д. Гамалій. « …І воскресне пам’ять»/ «Нове життя». – Бровари, 1992, №52(8295), с.4 (подается в переводе, с незначительными сокращениями)

Многое стерто из памяти и лишь благодаря архивным материалам, воспоминаниям старых людей посчастливилось восстановить отдельные забытые страницы истории.
Павел Алеппский в 1656 году, сопровождая Патриарха Макария, писал: "В нем (городке Броварах) красивенькая церковь в имя Петра и Павла и есть подворье, обитаемое монахами и принадлежащее Печерскому монастырю, как его угодье". Это "подворье" не более поздний 1462 года впервые после нашествия монголо-татар Больнично-Троицкий монастырь Киево-Печерской Лавры получил, как свои извечные (XІІ ст.) владения, что дает основание утверждать, что Броварам не менее 530 лет.
Привлекает внимание и фраза: "Троицкий (храм), издревле стоявший на том месте". Так вот, наверное, и храм был построен Лаврой так же в 1462 году. Старое название улицы Октябрьской - Старо-Троицкая. И связанна она с расположением на ней в районе трикотажной фабрики его здания и старинного кладбища.
После пожара церковь была отстроена в 1631 году. А в 1863 году "Черниговские епархиальные ведомости" о ней писали как про "деревянную ветхую". Итак в 1859 году в Броварах, где ныне парк Т. Г. Шевченко, была построенная новая Троицкая церковь. Теперь она погибла уже не от пожара, не от "ветхости", а от рук человеческих, в 1936-1937 годах.
В 1648 году в Броварах была еще одна козацкая церковь - Петро-Павловская. В том же году, в октябре Кирилл Онискович от имени броварских козаков подарил этой церкви колокол. А стояла она перед домом, где ныне находится районный отдел народного образования. До 30-х годов нынешнего века по правую сторону памятника Ленину, на месте церкви, которая сгорела, а точнее на месте ее алтаря сохранялась часовенка. Пожар возник с 7 на 8 августа 1814 года в доме козака Пилипа Тонкого,вследствие которого сгорели 22 дома, церковная колокольня, козак Гаврила Гвоздяный, броварчанин Тонкий с сыном, которые спасали церковное имущество, и еще 16 мужчин.
В 1823 году Петро-Павловская церковь была построена на месте, где сейчас находится СІІІ № 1, и перестроена в 1900-1902 годах.
В Черниговском архиве сохранилось черчение церкви и план местности. Возле церкви было кладбище. Петро-Павловскую церковь уничтожили в 1936 -1937 годах, а с ней и кладбище прихода церкви. На его месте был устроен базар. Многие из броварчан даже не знают, что топчутся по костям своих предков. Правда, многих еще тогда, в 1937 году, ночью тайком, нарушая запрет властей, родственники перевезли на другое место захоронения.
Старшее поколение помнит, что на северной стороне кладбища, где ныне изгородь базара, во время гражданской войны прямо в вырытых траншеях было захоронено много бойцов обоих армий. И даже могилы тех, кто боролся за советскую власть, были ею же стертые с лица земли.
Это же кладбище стало местом последнего приюта погибших во время голодомора. Броварчане, которые умерли страшной голодной смертью, захоронены в юго-западной части базарной площади, они так и не нашли вечного покоя.
В 1936 году было закрыто и другое кладбище, возле дома культуры. Продолжительное время на нем была танцплощадка.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://zyzlikov.forum2x2.ru/t291-topic#2349

М. Барбон. «Нотатки про броварську старовину» / «Незглибима «Криниця». Антологія. – Броварі: Українська ідея. – 2005, с.380-388 (подается в переводе)

В старые времена на месте современных Броваров росли сосновый и дубовый леса, через которые проходил большой сухопутный путь с запада на восток и большой торговый путь из Киева на Суздаль и Московию. Бровары стояли на границе леса и ордынского степи-поля, поэтому путь шел над восточным крылом леса, над полем.
Эта территория привлекала к себе внимание еще в доисторические времена, о чем свидетельствуют археологические находки времен раннего неолита во время строительства шоссе на Чернигов - на север от Броваров под лесом.
Одна из них - каменный молоток - до сих пор сохраняется у Петра Клишты - бывшего директора, ныне учителя Зазимской средней школы. Рядом в Броварском лесу был скифский курган (в урочище Стигло). На юге Броваров возле Казенного болота (когда-то большого озера) была найдена керамика, которая удостоверяет наличие здесь жилища в доисторические времена.
В княжеские времена возле Казенного озера стояло небольшое поселение рыбаков из с. Княжич, так как земли те належали древнему княжескому селу Княжатину.
Свое нынешнее название Бровары получили в конце XVІ в.
В княжеские времена через земли Княжатина пролегал путь на Гоголев, Носовку и Русанов, что видим на карте Литвы М. Радзивилла за 1613 г.
За легендой, в княжеские времена в с. Княжичи (Княжатин) возле броварского Казенного рыбного озера воевода Притыч косил траву, ловил в озере рыбу и пил пиво из княжеских пивоварен, когда каган Куря, который убил киевского князя Святослава, осадил Киев. Поэтому некоторые исследователи считают, что название Броваров происходит от броварен (пивоварен), которые там стояли. По мнению других исследователей, пивоварни основал в литовско-польские времена в конце XVІ ст. какой-либо литовско-польский шляхтич, так как именно там проходил большой путь, над которым стояли жидовские кабаки, где торговали пивом.
Уже в XVІІ ст. над старым путем на Киев возле тех кабаков были заезжие дворы, кузницы и столярные мастерские.
В дремучем Броварском лесу над большим торговым путем были целые гнезда разбойников, которые грабило купцов и богатых подорожных. Итак не удивительно, что даже в XІ ст., если Тарас Шевченко бывал в нашем городе, он слышал рассказы о Броварском лесу как о вертепе разбойников, о чем поэт вспомнил в поэме "Варнак".
На севере Броваров - под лесом, в урочище Липовщина, где теперь завод порошковой металлургии, - стояла корчма, к которой часто наведывался казацкий полковник Семен Палий (Гурко), который перепрятывался с своим отрядом под Зазимьем в Добрянско-Городянском овраге. Эта корчма была известная и в XІ ст. Семен Палий вступил в брак с дочерью зазимского казака Марусей. Из корчмы на Липовщине был и сокровенный путь мимо скифского кургана через овраги и чащи Броварского леса к с. Зазимье и реке Десне.
В Броварском лесу занимался разбоем Семен Гаркуша, которого схватили и из Броваров закованого в цепи отправили на каторгу.
К западу от Броваров, еще до того, как в XІ ст. англичанин Чарльз де Виноль выстроил через Днепр Цепной мост и каменную дорогу на Санкт-Петербург, под Биковней, близи озера Помыльного, где теперь птицефабрика "Киевская", в лесу над путем орудовала банда еврея Смилянского, что пользовалась тайным ходом, следы которого сохранились до нашего времени. И до сих пор в Биковне живут потомки тех бандитов. Поэтому не удивительно, что в 1864 г. обозреватель "Черниговских епархиальных известий" писал, что у жителей Броваров старая закваска есть еще и теперь и что они не имеют славы скромных людей. Далее он писал, что половина задеснянского уезда не причиняет столько хлопот и работы исправнику, как одни Бровары, - это потасовками, то разбоями, то кляузными доносами. Вот почему некоторые исследователи выводят название Бровары от "бор воров". Но это не так. Как я уже вспоминал, еще из княжеских времен здесь были пивоварни, основаные воеводой с Княжич (Княжатина). Это название происходит от немецкого слова byouer, которое не было известное в княжеские времена. Его занесли польско-литовские шляхтичи и жиды в конце XVІ ст. Автор этой статьи придерживается мысли, что слово Бровары появилось в XV - XVІ ст. Дело в том, что литовские и польские господа (воеводы) имели на территории нынешних Броваров броварки, в которых выжигали селитру для пороха. Это было удобное место для такого промысла, так как вокруг было много дров из сосновых боров вокруг Броваров. Слово броварка украинское. В средние века начали применять огнестрельное оружие и возникшая потребность в селитре и порохе, а итак, и в броварках.
В начале XVІІ ст. городок Бровары было уже довольно укрепленным. К тому приложил усилия польский князь Вишневецкий.
Впервые Бровары упоминаются в 1630 г. в жалобе митрополита паписта Рутского из Софиевского монастыря Житомирскому воеводе на Петра Могилу, который с посполитыми Киево-Печерской лавры ходил на осаду Зазимья.
Следующее упоминание про Бровары датированно 1638 г. В нем говорится о том, что они принадлежали польскому магнату Ереме Вишневецкому.
Бровары упоминаются также в 1648 - 1684 гг., когда городок укреплял Вишневецкий. В те времена Вишневецкий выстроил в Броварах большой польский дворец. Тогда посполитые и козаки выгнали из Броваров жовниров. Универсалом Богдана Хмельницкого посполитых Броваров было передано Троицкому "больничному" надвратному храму Киево-Печерской лавры.
В 1649 г. после битвы под Желтыми Водами в Броварскую козацкую сотню входили козаки из Зазимья и Погребов.
В 1667 г. во время войны с Московией Бровары были несколько раз сожжены москалями.
В 1658 г. Бровары сожгли татары. В 1659 г. во время войны Виговского с Московией Бровары в третий раз разрушили москали.
За переписными книгами, в Броварах числилось 46 крестьянско-посполитых и казацких дворов.
В 1653 г. про Бровары вспоминает архимандрит сирийский, который проезжал через город, как про "Бурборы - небольшой городок".
Из описания Киево-Печерской лавры видим, что в 1680 г. Бровары - ее вотчина: "...местечком Броварами да с. Требуховым, да с. Дударковим, да деревней Красиловкой предоставлено владеть больничному Троицкому монастырю Лавры, согласно с тем, как предоставлено было Алексеем Ми-хайловичем". Московский царь отдал Бровары и земли магната Вишневецького Киево-Печерской лавре.
В 1784 г. в Броварах было три храма. "Ведомости" писали о Троицком храме: "Троицкий издревле стоит на месте сгоревшего на том месте". Простоял этот храм до 1930-х годов, пока его не разрушили большевики. В кзацком Троицком храме до революции сохранялась цветная триодь киевской печати 1631 г. с надписью: "оферовал к церкви пресв. Троицкой Киево-Печерского монастыря на вратах, года 1633"; евангелие московской печати 1746 г., октоих 1739 г.
Про Петропавловский храм в 1739 г. "Ведомости" писали: "За давностью неизвестно, когда он был построен. Там был старый Броварской рынок. До революции 1917 г. там стояла часовня".
В 1799 г. храм перенесли на Развилку. В 1799 г. броварчане купили за 100 рублей церковь в с. Ярославке и с двух выстроили один деревянный храм. Петропавловский храм в 1930-х годах также разрушили большевики. Кресты из храмов г. Бровары под проклятие броварчан снимал санкт-петербургский зайда Иван Антонович Синякин. Около Петропавловского храма проходила трамвайная колея, проложенная в 1909 г. бельгийской фирмой.
В Петропавловском храме до его разрушения в 1930-х годах сохранялись серебряный крест, подаренный храму Иваном Игнатенком 1663 г., серебряная плащаница, подаренная Прокопом Шульженком 1655 г., евангелие московской печати 1689 г., подаренное Никифором Макаревичем и его матерью Екатериной.
На потире была надпись, из которой узнаем, что церковь Петра и Павла стояла на том месте, где в советские времена был горком компартии.
Из описания Каратаева видно, что в обоих броварских храмах было церковное имущество с надписями, которые удостоверяли его принадлежность третьему броварскому храму - Святого Возне-сения, основанному Киево-Печерской лаврой в 1762 г. Он стоял возле Казенного болота.
Напротив входа в храм Петра и Павла стоял памятник русскому царю Александру ІІ.
К революции 1917 г. в Броварах жили дворяне, казаки, купцы, казенные крестьяне, мещане.
Старинное броварское кладбище было снесено после войны. На его месте теперь базар и водонапорная башня. Разрушая кладбище бульдозерами, большевики выбрасывали человеческие кости. Череп с косой дочурки царского генерала Бельского из семейного склепа один из броварчан варварски повесил на плетне возле рынка.
Рядом с этим кладбищем, под Броварским лесом, возле дороги на Зазимье, на песках, еще из старых дореволюционных времен стояла школа (ее называли "школа на ярмарке"). Неподалеку стояли жидовские кузницы, кабаки, лавки. Здесь же на песчаном пустыре-выгоне было именно "ярмарка".
До революции в Броварах каждый год проходило две ярмарки, одна из них - на Троицу. На ярмарку съезжалось много людей: купцы с товаром, цыгане с конями, крестьяне с скотом, кобзари с песнями. Ярмарка длилась три дня. Кроме того, каждую субботу здесь были торги.
В Броварах жило много потомков запорожских казаков. Екатерина II переселила сюда козаков, которые не пошли за Дунай, а остались верными ей. Царица наделила им песчаные земли, секуляризированные ею из фондов Киево-Печерской лавры и Киевского Софийского кафедрального монастыря, под Броварским лесом, которые тянулись вплоть до Быковни. Эти казаки оставили своим потомкам фамилии, которые броварчане носят по сей день. По архивным данным Киевской духовной консистории (фонд 127, № 944, описание 1012), с 1794 по 1805 гг. в Броварах упоминались фамилии людей с указанием социального сословия: Щербицкие, Рябухи, Деменки, Демченки - казенные крестьяне, Зайцы - посполитые Киево-Печерской лавры, Дорошенки, Гамалеи, Суходовские, Яхны, Печуры, Евтушенки - казаки, Гороховские - дворяне из мелкой польской шляхты, которые перешли на службу Москве.
В дореволюционные времена в Броварах жили царско-имперские военные, о чем есть упоминания в архиве Киевской духовной консистории (фонд 127, описание 1012, № 922, ч. П) за 1799 г. "...житель с. Зазимье вступил в брак с крепостной... майора Катарки в 1794 г.". В Броварах жил генерал Кабатов.
Жили здесь и помещики: Лавровский (на его владениях был создан колхоз, а нынче там находится школа-интернат), Барадинский, Фиалковский. Помещик Фиалковский, поляк за происхождением, был зятем отставного царского генерала Бельского, который создал в Броварах большой парк с прудом, домами, хозяйством. Все это создавали иноземные специалисты. В 20-х годах XX ст. на этом месте была коммуна. Парк и дома разграбили и уничтожили. Фиалковский продал свои земли и перед революцией выехал в Париж.
В середине XІ ст., если через г. Бровары пролегла большая дорогая из Киева в Санкт-Петербург, волость из с. Княжич перевели к Броварам, которые административно принадлежали Остерскому уезду Черниговской губернии. Волость стояла на том месте, где в советские времена был горком партии. Броварской гамазей (в нем сохраняли хлеб еще из времен Ивана Мазепы) стоял по дороге на Киев, где в советские времена продолжительное время был военкомат.
5 апреля 1847 г. под Броварами за участие в Кирилло-Мефодиевском братстве арестовали Тараса Шевченко. В середине XІX в. в Броварах действовало 3 заезжих двора, которыми владели евреи. Здесь останавливался Тарас Шевченко. Впервые он был в Броварах еще мальчиком, когда ехал с господином Энгельгардтом в Петербург.
В 1860-х годах "Черниговские епархиальные ведомости" писали, что в тогда еще Княжицкому волостном управлении состоялся торг на передачу Княжичам земель Броварского Петропавловского храма.
Шевченко был в Броварах и с Костомаровым, когда они хотели купить здесь усадьбу для Костомарова. В Броварах он слышал легенды и пересказы, народные песни. Недаром Тарас Шевченко вспоминает Бровары в многих произведениях, в частности в поэмах "Екатерина", "Варнак". 5 апреля 1847 г. он переодевался в Броварах. В прозе он вспоминает, что того года на Днепре было большое наводнение, вода почти достигала Броваров.
В 1861 г. под Пивоварами, на Липовщине, на зазимской земле возле Броварского леса, где стояла старая корчма, которая видела еще Семена Палия, дед моей мамы Семен Радченко пахал землю волами и видел, как путем везли гроб с телом Тараса Шевченко. Валка с гробом, покрытой китайкой, остановилась возле глубокого колодца под дубом возле корчмы, и люди попросили деда Семена напоить из деревянного ведерка волов, которые везли тело Шевченко. Бабушка моего отца Барбон Евдокия Дмитриевна направлялась с лесными цветами в руках за гробом Кобзаря к Броварской Петропавловской церкви, где состоялось отпевание. В нашей семье это воспоминание хранится, как святыня.
В XVІІІ ст. через Бровары проезжала русская императрица Елизавета Петровна с Разумовским. В Броварах их встречал киевский войт с духовенством, несли литавры, кресты, хоругви. Минув Бровары, там, где теперь птицефабрика "Киевская", гайдуки мыли в лесном озере карету царицы, за что то озеро получило название Помыльного. Где-то близ этого места жил веревочник Стародуб.
В начале 30-х лет большевики выстроили колоссальные за размером подземные зернохранилища. Уже в 1933 г. там хранили не один миллион центнеров хлеба, из которого голодающий украинский люд не получил ничего - это который свидетельствует об искусственном характере голодомора в Украине. В первые дни войны зернохранилище подожгли и уничтожили энкаведисты.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru
http://zyzlikov.forum2x2.ru/t291-topic#2350

М. Барбон. «З минулого Броварів»/ «Нове життя». – Бровари, 2001, №36(9237), с.4 2001 (подается в переводе)

До революции 1917 г. в Броварах жили дворяне, казаки, несколько купцов, казенные крестьяне и мещане.
В городке, кроме Петро-Павловского и Троицкого храмов, был и третий, Вознесенский, который стоял возле Казенного болота (когда-то озеро). Вознесенский храм разобрали в 18 веке. Его книги, иконы передали в Броварской Троицкий храм, в котором еще в 1800 г. сохранялся триод Киевской печати 1631 г. с надписью, что он дарован Броварскому Вознесенскому храму на врата от Киево-Печерского монастыря.
В Броварах было православных:
в 1790 г. - 520 мужчин, 539 женщин
в 1880 г. - 584 мужчины, 580 женщин
в 1830 г. - 616 мужчин, 589 женщин
в 1850 г. - 682 мужчины, 682 женщины
в 1860 г. - 686 мужчин, 728 женщин.
В середине 19в. всех жителей г. Бровары, с иностранцами-католиками и евреями, было 1414 человек.
Старое броварское кладбище по-кощунственному снесено в 1965 году. На нем на костях броварчан был построен рынок и водонапорную башню. В 60-тые года, бульдозерами разрушая старое броварское кладбище, выбрасывали кости дедов и прадедов. На этом кладбища стоял каменный склеп погребения царского генерала Бельского с его дочуркой. Кости генерала и красавицы-дочери выбросили с склепа, а ее череп с роскошной косой один безбожник повесил возле рынка на плетень. Этот факт помнят броварчане-старожилы.
Рядом с этим старинным кладбищем, под броварським лесом, над дорогой от Зазимья к Броварам, на песках была построена школа "на ярмарке". А "ярмарковищем" это место называлось потому, что рядом на песчаном пустыре был выгон для проведения ярмарок.
Еще до революции 1917г. и вплоть до коллективизации 1930г. в Броварах по традиции проходило каждый год по две ярмарки. Одна – на Троицу.
На ярмарку съезжалось много торгового люда: купцы с товаром, цыгане с конями, крестьяне с скотом, ремесленников, гончаров, кобзарей-лирников. Ярмарку венчала карусель. Длилась она длилась три дня. Кроме того, каждую субботу здесь были торги.
В Броварах жило много потомков козаков из Запорожья, которых в 1780 сюда переселила Екатерина II.
Эти козаки оставили в наследство своим потомкам-броварчанам славные козацкие фамилии. Катерина ІІ дала им песчаные земли вдоль броварского леса и лес, который со временем броварчане освободили под поле, до Быковни. Царица эти земли и лес отобрала из фондов Киево-Печерской Лавры и Киево-Софийского кафедрального монастыря, как секуляризованные.
За архивными данными Киевской духовной консистории (фонд 127, №944, описание 1012) с 1794 по 1805 г., по Броварам упоминается много фамилий граждан с указанием их социального сословия: Зайцы – посполитые монастырские Киево-Печерской Лавры, Демченки, Щербицкие, Рябухи - казенные крестьяне, Дорошенки, Євтушенки, Суходольские, Яхны, Печуры, Гамалеи - козаки, Гороховские- дворяне из мелкой польской шляхты, которые перешло на службу москалям.
В Броварах к революции 1917 г. жили московские имперские воинские отставники. Как упоминается в том же архиве Киевской духовной консистории за 1793 г., "житель
села Зазимье женился на крепостной майора Катарка в 1794 году". В Броварах жили царские отставные генералы Кабатов и Бельский.
Облюбовали наш город для проживания помещики Лавровский (его имение было там, где теперь школа-интернат), Барадинский и Фиалковский. Чиновник поляк Фиалковский был зятем генерала Бельского, который выстроил в Броварах большой парк с прудом, дома и имел хозяйство. Дом, парк и хозяйство уничтожили большевики в 1930г. Перед революцией 1917г. Фиалковский распродал свои окружные земли и выехал в Париж.
В середине 19ст. через Бровары строилась большая дорогая с С.-Петербурга к Киеву и тогда же из с. Княжичи в Бровары была перенесена волостная управа.
Броварской гамазей был построен над путем, где позже был райвоенкомат, который существовал в Броварах из времен Ивана Мазепы.
В городке, а точнее - под_Броварами 5апреля 1847 года как участник Кирило- Мефодиевского Братства был арестован Т. Г. Шевченко.
В середине 19 века в г. Бровары существовало три гостинных (постоялых) двора, которыми владели евреи. В них и останавливался поэт.
В 1860 г. в Княжичах, которые были волостным управлением, велся торг на отдачу земель от Броварского Петро-Павловского храма, как писали «Черниговские епархиальные ведомости».
В Броварах останавливался Т. Г. Шевченко, когда, приезжал сюда со своим другом Николаем Костомаровым, чтобы купить усадьбу. Тут Тарас Шевченко засматривался на синий старый броварской лес, слушал из уст людей легенды и переказы, которые вскоре нашли отображение в поэме «Варнак», которую он написал в ссылке.
5 апреля 1847 г. Шевченко останавливался в Броварах и вспоминал, что в том году на Днепре и Десне было большое наводнение: «чуть воды не дошли до Броваров".
В 1861 г. на Липковщине, возле броварского леса (где ныне ЗПМ) под дубом стояла дряхлая корчма с глубоким колодцем, а дальше - раскинулись поля крестьян с. Зазимье. На том поле пахал волами Семен Радченко, когда битой дорогой везли гроб с телом Т.Г. Шевченко. Волы с гробом, покрытой китайкой, остановились возле глубокого колодца под дубом, который рос возле корчмы.
Люди, которые везло тело Т.Г. Шевченко, попросили у деда Семена деревянное ведерко, чтобы напоить серых волов.
Бабушка моего отца Евдокия Дмитриевна Барбон с охапкой лесных цветов пошла за гробом, к Броварскому Петро-Павловскому храму, где над телом поэта проводилось отпевание. Это воспоминание в нашей семье хранится, как святыня.
В 18ст. через Бровары проежала императрица Елизавета Петровна с своим фаворитом Разумовс-ким. Тут их встречал Киевский войт с духовенством, с литаврами и хоругвями. Они минули Бровары, остановились возле озера, где теперь птицефабрика. Гайдуки мыли в озере карету императрицы. То озеро и получило в народе название Помыльного. Так и значится это название на картах Шокальского. Под Броварами по дороге на Киев жил ремесленник-веревочник из города Стародуба. От него и пошло название того места в наши дни - Старый Дуб. Возле Старого Дуба в 1900 годах был заложен военный аэродром, из которого к киевскому аэродрому на Сырце летчик Нестеров первым в мире сделал "мертвую петлю" в воздухе.
В 1870-х годах рядом с Броварами инженером Струве была построена железный дорога на Киев.
В 1941 г. в первые дни войны немцы бомбили Бровары, в особенности ул. Киевскую, поскольку здесь находился штаб маршала Буденного.
На Черниговском пути ( где нынче дом культуры) в 1930-х гг. находился интернат для беспризорных детей, в котором работал педагог Макаренко. Позднее там был литейный завод.
Трамвайную колею в Киев немцы сняли в 1942 г. и вывезли на сахарный завод в Золотоношу для подвозки свеклы узкоколейкой.
Мало кому было известно, что в начале 1930-х гг. в Броварах большевиками было создано подземное зернохранилище колоссальных размеров. Уже в 1933 г. там хранился не один миллион центнеров зерна, из которого для вымирающего украинского народа не было взято ни одного килограмма, что свидетельствует про искусственную организацию коммунистами голода в Украине. Урожай же 1932 г. был выше среднего. В первые дни войны 1941 года зернохранилище подожгли и уничтожили энкаведисты.

Посмотреть профиль http://narichg.forum2x2.ru

Спонсируемый контент


Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения